Памятка-предупреждение

За красивой вывеской мы не замечаем то, что есть на самом деле. Если речь идет о тайцзи-цюань, то это как раз тот случай. Наше представление об этом предмете складывается по тем информационным каналам, которые предоставлены широкой публике. А на деле оказывается совсем по-другому, и даже не в том свете, в каком мы себе это представляем. Человек способен воспринять только то, что позволяет увидеть его уровень. На этом основании он начинает выстраивать свою точку зрения, постепенно она формируется, и человек начинает её отстаивать. Но ведь эта точка зрения формировалась с помощью информации, которая лежит на поверхности, поэтому и знание получается поверхностным. И когда настает время идти глубже, происходит конфликт. Ведь никому не хочется разрушать опоры, в которых был уверен, и чувствовать себя между небом и землёй, в неизвестности.

Весь восток живет на ощущениях. Энергия для них – это главный двигатель жизни, как для нас этим двигателем являются какие-то материальные представления. Эта пропасть и ведёт к непониманию предмета, невозможно ухватить то, чего нет.

В традиционной школе обязательно должен быть Учитель, который как родной отец подводит слепого ученика к неведомому, дает прикоснуться к этому великому событию. Но нужно понимать, что ученик – это человек, достигший определенного состояния и веры в Учителя, который его ведет. Если есть сомнения, то это всегда вызывает лишь слабые потуги к чему-то. Они будут мешать воспринимать информацию, которую даёт Учитель. Она будет искажаться на столько, что с каждым разом будет только всё дальше уводить человека от сути, а винить, как всегда, будут Учителя.

Наша задача – подготовить человека, решившего заняться каким-либо мягким боевым искусством, к правильному состоянию. Если боевые искусства – школа, то у нас это детский сад-ясли, где только через игру можно определить, что человеку нужно. Может быть, ему вовсе не нужны эти тяготы и лишения, а нужно просто элементарное внимание и здоровье.

Как это выявить? Необходимо создать условия, в которых человек мог бы слегка прикоснуться и попробовать то, что его ждёт в дальнейшем. А в дальнейшем ему предстоит ежедневная пахота и труд. Без этого просто невозможно понять то, что написано или показано об этом предмете. А что если человек к этому не готов и не хочет менять свой образ жизни, его все устраивает, однако он все же хочет приобщиться ко всему этому, но безболезненно и без жертвоприношений. А для того, чтобы это произошло, и чтобы не было шока нужен последовательный и методичный подход, с выведением занимающегося на определенный уровень и проверкой понимания того, что он нашел. Без понимания невозможно найти связь тела с головой и обратно, потому что основной принцип ТЦЦ – мысль ведет ци, ци ведет физическое тело.

А если тело не реагирует? Значит, где-то есть проблема, которая мешает наладить связь. Возникает конфликт – белая стена непонимания. И кто эти конфликтом будет заниматься? Захочется ли влезать во все это по-новому? Ведь уже все в этой жизни устраивает, и разрушать стереотипы мышления особенно не хочется. Но нужно помнить, что на пути познания нового всегда нужно отказываться от старого. Так и в ТЦЦ – это бесконечный отказ от старых опор (на начальном этапе). В последующем к ним нужно вернуться и найти в них новое. Но на начальном этапе это выбор: надо от чего-то отказаться. Тем более этот забор – стереотип начинает уже трещать по швам, когда в нем просыпается, что-то давно забытое.

Каждому занимающемуся предстоит сделать выбор в пользу нового или пусть все идет по-старому. Но если ты сделал выбор с сомнением – лучше подождать, подготовиться. Учителя, конечно, таких не любят. Вначале они сюсюкаются, потом делают замечания, потом бьют, а потом просто перестают замечать. Никому не интересно ломиться в закрытую дверь.

Мы взяли ТЦЦ как красивую вывеску, рекламный щит, за которым и занимаемся изучением ТЦЦ как метод для разбора движений, принятый в институтах физической и спортивной направленности. Настоящий ТЦЦ – жизнь, но чтобы это понять, нужен хороший Учитель.

Мы изучаем только то, что касается движения, действия. Мы не изучаем философию и вообще то, что касается китайской культуры. Мы рассматриваем ТЦЦ как сложно-координированную гимнастику, как комплекс оздоровительно-прикладных упражнений на основе естественных и живых движений. Мы взяли из ТЦЦ то, что нужно для современного городского человека, чтобы научиться естественно, плавно и красиво двигаться. То, чем может человек заниматься до глубокой старости для поддержания здоровья. Одновременно с этим мы немного знакомимся с тем, что такое боевое искусство через прикладные элементы. Любое движение имеет скрытый смысл, и для того, чтобы его понять, нужны ключи. Ключи эти передает Учитель. Потому что Учитель несет ответственность за своего ученика. Но для того, чтобы произошло это радостное событие, нужно подготовить ученика, ввести его в определенное состояние. Чтобы ученик услышал передачу всем телом и сердцем. А если сердце закрыто? И как долго Учитель будет ждать? Не проще ли найти другого? И как вообще понять, что в ударе есть передача, а не просто удар, который бьет по гордости и самолюбию? И что любой контакт с Учителем – это всегда подсказка, а не приятное похлопывание? Опять же, нужна подготовка и проверки при каждом переходе с этапа на этап. Укрепление полученных знаний, чтобы при следующем ударе они не рухнули, и не пришлось бы все воссоздавать с основ. А старое мышление уже кипит и особенно не хочет воспринимать. И уже не хочется прислушиваться, а появляется желание самому врезать. Проверить, чему там тебя научили, действует ли это. А на ком пробовать? В первую очередь на Учителе. Врезал – вылетел из Школы. Учителя не бьют. Учителя всегда слушают.

Так и в наших образовательных школах происходит, а потом и в институтах. Если предмет не интересен или не нужен, такое же отношение и к преподавателю. Если нет живого интереса, то отсутствует все. Остаются только морально-нравственные качества, если они, конечно, есть. Нужно присутствовать, делать вид, что слушаешь, а параллельно думаешь о чем-то своем. О какой передаче знаний тут может идти речь?

С восточными Учителями эти фокусы не проходят. Они тебя видят насквозь и опять начинают указывать на то, что у тебя закрыто глубоко, а доставать особенно, и не хочется, и открываться желания нет. Потому что у нас так принято, и к тому же, это довольно неприятный процесс. Возникает внутренний конфликт с Учителем. Опять он меня не понял или я его. Как после всего этого можно приобщиться к чему-то? Можешь только урвать кусок, до которого сможешь дотянуться, потешить знакомых и друзей, что я занимаюсь, не пойми, чем.

А как понять, что мягкое побеждает твердое, когда у нас принято, кто сильнее, тот и прав? И как тогда понимать вскармливание жизни, когда мы все лишь выживаем? И жизнь ли это вообще?

Кто был на востоке – видел, как они относятся к своим традициям и почитают чужие, если они есть. Поэтому мы никогда не станем ими, но мы можем взять то, что у них есть, но у нас давно куда-то исчезло. И стоит ли бросать те методики, которые были рассчитаны на то, чтобы из крестьянина сделать академика? У нас тоже есть то, что все в мире используют, но мы сами забыли, что это наше. Мы ищем где угодно, но только не у себя. Надо научиться жить там, где мы живем, а не там, где мы выживаем.

ТЦЦ – это хороший мягкий метод по восстановлению взаимосвязи нашего тела с пространством, в котором мы живем. Это метод адаптации для жизни.

Организм – это открытая система, которая, попадая в разную среду или ситуацию, подлаживается под неё. Но мы этого не замечаем. Так устроена наша ЦНС, что мы в этот момент заняты не этим. У нас в голове мысли, цели, идеи, страхи. А ТЦЦ дает возможность хотя бы на время найти связь со своим собственным телом. Дает возможность открыть для себя, где мы теряем жизненность, здоровье. Научиться отслеживать, куда и на что уходит наша энергия. Вначале мы должны прикоснуться к чему-то, а когда мы сталкиваемся с чем-то новым, возникают вопросы. Учитель на них ответит, но готовы ли вы ответить на вопросы Учителя?

Учитель несет за вас ответственность. Один удар может и ранить, и убить. Учителя дают последний для того, чтобы этим ученик не пользовался, но знал, с чем имеет дело. Вам это надо? Или лучше заняться физкультурой или какой-нибудь подвижной игрой?

Мы подготовили то, что касается этих сторон ТЦЦ. Самостоятельные упражнения выглядят как физкультурные упражнения, а контактная работа как подвижная игра по определенным правилам. Пройдя игральный оздоровительный курс, есть возможность попробовать упражнения как прикладной аспект. А когда пройдены оба этапа, занимающийся понимает, в каком состоянии происходит встреча с Учителем, если ему, конечно, это нужно.

Весь курс обучения больше напоминает двор, где ребенок себя пробует в различных подвижных играх. Там проходит отбор, что мне интересно, к чему лежит душа. Не нравится – поменял игру. А может в ней так и остаться.

У нас не школа и даже не класс. Мы только учимся ходить в ясли. Упражнения и Формы разбираются как физкультурный комплекс с определенной эмоциональной окраской. Человек после занятия должен выйти с хорошим настроением. Чтобы на этом фоне у него возникли вопросы, хорошо бы к себе. Ну а уж если у него родятся ответы, нужен ли тогда Учитель?

P.S. Всегда легче научить новичка, который никогда ничему не учился, чем человека занимающегося. Его вначале нужно разучить, чтобы он стал как белый лист. Тогда нужная информация будет укладываться. А когда внутри одни конфликты и сравнения, от них толку мало и вряд ли они вообще чему-нибудь научатся. Тогда и не удивительно услышать фразы, что азиаты вообще не учат, а только зарабатывать приезжают. Может быть, восточные мастера и хотели бы, только обучают они по тем принципам и традициям, которые заложены в школе. А отклонение от канонов чревато нарушением линии преемственности школы. Тогда возникает вопрос: на кого тут обижаться?

Опускаться до уровня новичков решаются не все Мастера, да им это уже и не нужно, и не интересно. Отдают все в руки старших учеников. А те сами ещё не разобрались. Вот и получается, что слепой ведет глухого.

На фоне всех этих проблем и родилась идея создать промежуточный класс-ясли, где можно было бы подготовиться, приглядеться, что ожидает в будущем. Можно выучить несколько форм, но не понимать смысл движения – это как искать иглу в стоге сена. Как можно тогда искать в форме содержание, а из содержания родить форму?

Нельзя перескочить с первого этажа на последний. Необходимо пройти промежуточные этажи. Это все равно, что строить дом невероятной красоты на болоте. Если не будет крепкого фундамента, все рухнет.

9 постулатов

  1. Часто бывает, что люди, не дослушав, начинают вступать в дискуссию и задавать вопросы. Ведь может быть так, что как раз в следующей фразе прозвучит то, что расставит все на свои места. Всегда существует главная мысль, которую говорящий хочет донести. Другое дело, что он не всегда знает, как её лучше высказать словами. Потому что для каждого нужно сказать так, чтобы было понятно конкретно ему. И поэтому необходимо какое-то количество фраз, которые подведут к основной мысли. А может быть и такое, что основная мысль уже сформулирована, но её надо сказать так, чтобы человек сам её додумал, открыв в ней частичку своей индивидуальности. А если прервать это процесс, то до сути так и не доберёшься. Как можно перейти по мосту с дырой посередине? Бывает и так, что человек вроде бы молчит и слушает, кивает головой, но внутри у него идут дебаты полным ходом, как в каком-нибудь политическом ток-шоу. Горячие обсуждения, споры и словесные поединки. Что же он может услышать? Так, из этого всего можно сделать вывод, что такие люди просто не умеют слушать. Что значит слушать? Это не просто физиологический процесс. Настоящее слушание – это когда человек слушает всем телом, а не только ушами. Это значит, что внутри не должно быть никаких словесных перепалок, не должно быть ни мыслей о том, что нужно приготовить ужин и сходить в магазин, ни оценивания того, во что одет говорящий и как ты выглядишь в данный момент. Если голова занята всем этим, каковы шансы услышать то, что тебе пытаются сказать? Когда так происходит, появляется такое ощущение, что что-то безвозвратно упущено. Очень мучительное ощущение, но чья тут вина? Если же человек начинает пытаться слушать более внимательно, то сразу же попадает в ловушку. Когда человек заставляет себя слушать внимательно, разве это можно назвать слушанием? Ведь человек не слушает, а занят тем, что заставляет себя. И от слушания снова ничего не остается. Только тогда, когда в голове нет сравнивания, обсуждения, принуждения и тому подобного, только тогда можно что-то услышать. Тогда услышанное начинает восприниматься не головой, которая обожает информацию, объясненную красивыми словами с рюшечками и бантиками, а начинает входить внутрь человека и звенеть во всем теле, преобразовывая его. И слушание говорящего превращается в слушание самого себя. Постулат, вышедший из этого наблюдения звучит так: если хочешь услышать то, что тебе говорят, слушай.
  2. Так же, часто происходит то, что люди, начитавшись книжек и насмотревшись видео, приходят на занятия учить красивую форму. А сталкиваются с тем, что им приходится по очень много раз повторять одно и то же движение, из занятия в занятие. Всё в очень медленном темпе, повторяется и повторяется. Они отчаянно зевают или же со стеклянными глазами думают о чем-то своем, но продолжают делать. Им объясняют, как правильно ставить ногу, а они думают о том, что скоро уже приступят к основной форме. Вроде бы всё хорошо, люди занимаются, стараются, делают, что им говорят, но что-то тут не так. Потому что они хоть и делают, а все равно никуда не двигаются. Значит, тут есть проблема. Во-первых, она заключается в то, что они не умеют слушать. Создается впечатление, что они ходят на занятия к своей собственной голове. А во-вторых, хоть они и делают всё в медленном темпе, но внутри у них настоящие гонки. Хочется скорее научиться делать это, это и вот это, хочется красиво двигаться, и чтобы руки как крылья у журавля. Но разве журавль может полететь, если он ещё даже не вылупился? Взмах крыла – это не одно большое движение, которое происходит само по себе. Есть ряд мелких движений, которые предшествуют этому, происходят во время, и которые следуют после. Это если образно выражаться. Нужно понять, что если не научишься правильно ставить ногу, то вся форма будет кривой. Если не научишься правильно поворачивать кисть, вся форма будет кривой. Ведь она состоит из мелких движений. Каждое движение нужно сделать по много раз, а для этого нужно время. Чем точнее движение, тем красивее выглядит форма. Конечно, можно её сразу целиком выучить, но там не будет красоты, красивость – может быть, но не красота. Но никому не хочется по тысяче раз повторять одно и то же. Получается, что никому не хочется тратить время на это, якобы, топтание на месте. Из-за этого некоторые уходят, так и не дождавшись того, чего так хотели. Если говорить о внутренней работе, то тут немного другая проблема. Когда ничего не получается, сразу опускаются руки, хочется все бросить. Но это не решение, а побег. Если бросишь, тогда точно уже ничего не получится. Только через многократное повторение, количество переходит в качество. Одна из причин и первого и второго случая заключается в отсутствии терпения. Без него – никуда. Каждый должен сам себе дать ответ, готов ли он изучать, исследовать что-то одно, кропотливо и тщательно. Всему свое время. Нельзя просто так перескакивать какие-то этапы. Пропустишь один, и всё пойдет наперекосяк. Это всё равно, что человек строит лестницу, наступает на ступеньку, а какая-то из предыдущих рушится или она вообще отсутствует. Так никогда никуда не дойти. В этом есть парадокс: если хочешь двигаться, умей стоять на одном месте столько, сколько потребуется. Но на самом деле, нет никакого парадокса, стояние на одном месте может содержать в себе очень много движений. Так это наблюдение ведёт к формированию постулата «будь терпелив». Другой причиной возникновения таких ситуаций является то, что человек, приходя на занятия, несет с собой определенный образ того, как это все должно выглядеть. Такой образ складывается из прочитанных книг, просмотренных видео, фильмов и даже средств массовой информации. Человек идет на одно, а видит совсем другое. Возникает конфликт. А вслед за ним, и вопрос: нужно ли это человеку? Ведь он хотел совсем другого. Ну, тут уже каждый должен решать сам.
  3. Иногда, на занятиях возникает такая картина, что при разговоре, человек никак не может выбрать, кому же следует верить. Он растаскивается в разные стороны между тем, что где-то прочитал/увидел/услышал и тем, что слышит в данный момент. Хорошо, если ничего не противоречит друг другу, а только подпитывается. Но как только появляется что-то, что идет в разрез с тем, что он уже знает, то сразу начинаются метания. Видно, как человек пытается найти хоть какую-нибудь лазейку в своих знаниях, хоть какую-нибудь свободную ячейку, в которую можно положить то, что он только что узнал, как пытается объяснить новое старым, как у него не получается, а если получается, то как он сам себя сбивает с дороги. Но на кого потом посыпаться обвинения? Конечно же, не на себя любимого, ведь он так много знает, он не может ошибаться, это все некомпетентность инструктора. Получается, что человек никуда не двигается, а только запутывается в сетях заблуждения, которые сам и расставляет. Самое обидное в этом, видеть, что тело человека способно воспринять новую информацию, а голова этому усердно мешает. Огромное количество знаний, прочитанных книг, информации из «проверенных источников» и устоявшихся принципов только мешают брать новое. Заниматься приходят разные люди: начальники и начальницы; те, которые уже занимаются или занимались какой-то практикой; те, у кого есть посвящение последней ступени в материальном мире; физически очень сильные; те, кто всё знают; те, кто чувствуют тонкую энергию космоса, список можно долго продолжать. Но независимо от того, к какой категории человек относится, входя в зал, следует оставить за дверью всё, что знал. Это очень важно. И это является ещё одним постулатом. Все знают, что в полный стакан уже нельзя ничего налить.
  4. Иногда, во время занятий мысли могут уходить в путешествие, и предоставляют тело самому себе. Вопрос: кто занимается? Ответ: … Как часто было такое, что при выполнении упражнения, давалось задание четко проговаривать себе то, что делаешь. Первые несколько раз всё так и происходит, проговорил – сделал движение. И стоит только какой-нибудь посторонней мысли влететь в голову, так она сразу поднимает ворох других. На этом упражнение заканчивается и включается автоматическое его выполнение. Вопрос: зачем нужно такое упражнение? Ответ: … Занятия идут 1.5 часа. Сколько времени человек по-настоящему занимается? Сколько пустых движений делает? Стоит ли одна посторонняя мысль того, чтобы упустить нечто очень важное? Это личный выбор каждого. Во время занятий нужно думать о занятиях, иначе это будет простой физкультурой, бездумно выполненными упражнениями, которые не только не приносят пользы, но и вредят.
  5. Ещё одним важным моментом является то, что каждый должен ответить себе на вопрос, зачем он занимается той или иной практикой. Имеется ввиду не четкую словесную формулировку, а конкретное ощущение, то, которое заполняет всё тело целиком, помогает сделать правильный выбор. Всё, что происходит в жизни проходит через это ощущение, оно работает, как своего, рода фильтр: что-то пропускает внутрь, а что-то – нет. Но для того, чтобы этот фильтр исправно работал, ему нужно уделять внимание, всегда прислушиваться и быть чутким по отношению к нему. Иногда, на занятия приходят люди, которые задают очень много вопросов, но почему-то никуда не двигаются. Создается такое впечатление, что они проводят какой-то социальный опрос, чтобы потом выяснить процентное соотношение ответов и выбрать наиболее популярный или лучший. Они не понимают, почему же стоят на месте и у них ничего не получается. Представьте, что в школе идет контрольная работа, и кто-то из учеников готовился сам и пишет, опираясь только на то, что выучил, а кто-то просто бездумно списывает. Контрольная заканчивается, все сдают работу и вдруг учитель говорит, что сейчас будет точно такая же контрольная, но устная. Это же шок для тех, кто списывал. Для того, чтобы двигаться, все вопросы сначала нужно задавать себе, и только потом - тренеру. Какой толк от «списанных» знаний, ведь они чужие. Тренер может ответить на любой вопрос по много раз, но это не принесет абсолютно ничего, пока человек сам себе не ответит. И ответ должен быть не просто повторенными словами, а чем-то таким, что прошло через фильтр того ощущения, которое и делает человека тем, кто он есть. А представьте, сколько раз тренеру приходится повторять одно и то же вместо того, чтобы рассказывать что-то новое. Ни в одну школу с восточным укладом не взяли бы учеников, которые спрашивают только для того, чтобы добавить ещё один ответ в свою коллекцию. Если сначала спрашивать себя, то большая часть вопросов, которые хотелось задать тренеру, исчезнет. Конечно, тут необходимо и быть терпеливым, потому что иногда ответ приходит не сразу, и уметь слушать, потому что ответ может придти откуда и когда угодно.
  6. Дальше речь пойдет о самих занятиях, а именно – о контактной работе. Ну, без умения слушать тут и делать нечего, т.к. если не умеешь слушать, то всегда будешь только пережёвывать свои ошибки. Правильный контакт партнёров архи важный момент. Все, кто ходит на занятия, замечают, что с одним партнером у них всё получается, а с другим – нет. Но бывает так, что причины начинают искать не в себе, а в партнере. Так, вместо того, чтобы двигаться дальше и исследовать что-то новое, партнёры (если их так можно назвать) начинают исправлять ошибки друг у друга. Но дело в том, что они только думают, что исправляют ошибки, а на деле – просто делятся ими. Ты не так толкнул, а ты не так принял, а это потому, что ты не так толкнул… Замкнутый круг. Зачем, спрашивается, вообще ходить на занятия, если всё так. Те же споры, упрямство, нарциссизм (ведь нарциссизм – это не только любование собой, а вообще чрезмерное внимание к самому себе, будь то самолюбование или самобичевание, неважно), но только всё это завуалировано и спрятано под маской безграничного терпения и сочувствия к партнеру. Но исправить ошибки партнёра не получится, пока не будут исправлены свои собственные. Значит, сначала нужно исправить ошибку у себя, потом – у партнера. А то человек начинает объяснять партнеру его ошибку, а когда он не понимает, вместо того, чтобы проверить себя на наличие этой ошибки, опять указывает на её наличие у партнера, но другими словами. Но это почему-то не действует. И стоит только исправить эту ошибку у самого себя, то у партнера она, чудесным образом, тоже исчезает. А может быть, её вообще не было, а была эта ошибка только у самого человека. Партнерские взаимоотношения – это всегда помощь друг другу, но не через исправление чужих ошибок, а через исправление своих собственных, которое позволяет партнерам лучше слышать друг друга и достичь взаимопонимания.
  7. Другим архи важным моментом является самостоятельная работа. Конечно, все зависит от приоритетов. Может быть, человеку вполне хватает занятий в группе, он доволен своими результатами, и на этом всё. Тогда, конечно, об этом можно не говорить. Но если человек хочет копнуть глубже, без самостоятельной работы не обойтись. Чем больше открывается, тем больше это требует внимания, тем капризнее этот цветок. Не зря в восточной традиции говорят, что день без занятий откидывает человека на три дня назад, два дня без занятий откидывают на неделю, а три – на месяц. Человек не понимает, в чем тут дело. Он же так много занимается, а тут вдруг бац!, и не получается вообще ничего. Всё, что казалось закрепленным и понятым куда-то улетучивалось, оставляя за собой шлейф недоумения. Всё слышится будто в первый раз. Как же так? Всё было, и вдруг не стало. Получалось так, что вместо того, чтобы идти дальше, человек проходит старое по-новому, по несколько раз. Это всё равно, что остаться в школе на второй год. Возникает вопрос: зачем и кому, тогда, это всё нужно? Это хождение по кругу расстраивает, а из-за этого не получается ещё больше. Появляется чувство вины перед тренером, потому что он все терпеливо объясняет, вкладывает, а что получает взамен? И только тогда, когда человек начинает заниматься самостоятельно, некоторые белые пятна постепенно исчезают, и, приходя на групповые занятия, ему уже не приходится жевать какие-то из ошибок, и появляется возможность заметить что-то новое. Важность самостоятельной работы неоценима. Если же человек просто ходит на занятия несколько раз в неделю, отдаётся в руки инструктора и просто «виснет у него на шее», то для чего он вообще ходит на занятия? Действительно ли он хочет что-то понять или же приходит слить свою усталость, зарядиться хорошим настроением, побыть в хорошей компании, ведя разговоры о высоком, попивая чаёк? Но, как уже было сказано выше, все зависит от приоритетов. Всё просто. Если человек хочет до чего-то докопаться, то самостоятельная работа необходима. За-чем? За самостоятельной работой скрывается очень многое. Занимаясь, человек всегда двигается вперёд, а точнее вглубь самого себя. Тогда уже и горизонт не так манит: двигаешься-двигаешься к нему, а он всё отдаляется и отдаляется. А за глубиной идти никуда не надо, она уже здесь. Если же человек приходит заниматься для того, чтобы получить долю внимания… За-чем? За той тупиковой стеной, к которой он постоянно возвращается, есть что-то, в чем человек не хочет себе признаваться. Все действия приводят только туда, к той стене, за которую необходимо заглянуть. Каждый должен четко для себя решить, за чем быть.
  8. Снова вернемся к контактной работе. Это вообще не простая вещь, и в ней очень много нюансов. Некоторые ошибки контакта прослеживаются реже, а какие-то чаще. Что интересно, хоть ошибки и одинаковые, а причины у каждого индивидуальны. Поэтому контакт позволяет не только открывать новое, но и обнаруживать какие-то свои скрытые страхи, которые очень влияют на качество контакта и вообще на жизнь. Сразу чувствуется, когда человек присутствует целиком, а когда часть его вообще отсутствует, занимаясь непонятно чем. Качество контакта зависит в равной степени от обоих партнеров. Только при правильном контакте возможно передать какие-то основополагающие моменты и открыть что-то новое. Что значит «правильный контакт»? Правильный контакт – это контакт, в котором участвует весь человек полностью: и его тело, и его мысли. Как это проявляется? Если человек выступает в роли ведомого, то правильный контакт с его стороны будет заключаться в том, чтобы подстраиваться под ведущего, что бы тот ни делал. Самой частой ошибкой, которая мешает полноценному контакту, является бросание этого самого контакта. Ошибка одна, а причины могут быть разные. Почему человек сразу бросает контакт, как только происходит что-то, что не соответствует его ожиданиям? Что это за страх и где он сидит? У каждого своё. К чему же может привести бросание контакта? Да ни к чему это не приведёт. Тогда теряется весь смысл. Если человек действительно хочет разобраться, в чем же тут дело, он будет держать контакт до конца. Тогда он сможет проследить, что делает ведущий, как он это делает, почему где-то что-то не проходит и застревает, какие эмоции всплывают, откуда и почему они идут. Словом, если не бросать контакт, получаешь гораздо больше, чем когда бросаешь его. Что уж говорить об ощущениях, возникающих во время парной работы. Это самое ценное, что может быть. И бросить это? Ради чего? Ради страха. Что-то не то. А если говорить про ведущего, то ему вообще приходится не сладко, когда ведомый куда-то исчезает. Ведь во время контакта тренируются оба партнера. Ведущий отрабатывает какие-то моменты, а может даже экспериментирует и смотрит на реакцию партнера, но как он сможет увидеть результаты, когда партнер бросает контакт. Ведомый в этом случае выступает неким индикатором, лакмусовой бумажкой, которая реагирует на физическое движение или ощущение. Эксперимент проведён, результат получен, открылся новый химический элемент. Но никакого открытия не произойдёт, если контакт брошен. Хочешь что-то открыть – не бросай контакт. Я сказала о том, что правильный контакт – это контакт, в котором участвует весь человек полностью: и его тело, и его мысли. С мыслями понятно – это было описано в том правиле, которое говорит о том, что во время занятий нужно думать о занятиях. Что касается тела, то это отдельная тема. В Бабочке Винтай существует термин «шкафика», который обозначает равномерное распределение усилия на все тело. И весь контакт – это воздействие двух «шкафиков» друг на друга. Что же происходит, когда «шкафик» отсутствует? При его отсутствии, партнеры начинают толкать или тянуть друг друга какой-то одной частью тела. А значит, в ней скапливается напряжение, а если в одном месте копится, то в другом – убывает. И любой результат, полученный с помощью такого контакта, будет искажен этими напряжениями. Такой результат не будет универсальным, он будет подходить только для определённых напряжений, без которых он не сможет существовать. Если же у одного партнера «шкафик» есть, а у другого нет, то это превращается в какой-то неравный бой, потому что «шкафик» - это всё тело целиком, а его отсутствие – это наличие напряжения в каком-то одном месте. Ну и кто кого победит в этом бою? И это действительно получается бой, потому что если нет «шкафика», включается мышечная сила, которую всегда хочется добавить, которая всегда хочет быть сильнее. А если мышечной силы не очень много, то «шкафик» будет постоянно стремиться в те места в теле, в которых пустота и партнер просто не сможет устоять на месте. Всегда речь идет о равномерности. Равномерность позволяет сохранять качество контакта при любых условиях. Это означает, что партнер тянет или толкает с одним и тем же усилием. Но как только другой партнер производит какие-то действие, которые ведут к изменению усилия, давление или тяга должны как бы подстроиться под то, каким стал контакт, т.к. если продолжать толкать или тянуть с тем же усилием, то получится простое додавливание или перетягивание. А качество контакта должно быть сохранено. Принципы правильного контакта взаимосвязаны друг с другом. Так, если человек толкает или тянет слишком сильно, это означает только то, что задействована одна часть тела. И от контакта остается только одно слово, а результат этого – один партнер или валится на другого, или виснет, или пытается показать свою силу. Если же партнер, который толкает или тянет другого, чувствует, что усилие уменьшается и бросает контакт, то это опять ни к чему не приведёт. Потому что ни один из партнеров не почувствует того, что должен был принести этот контакт, т.к. он был разорван. Для того, чтобы получать максимум от контакта, объединив всё вышеперечисленное, можно сказать, что для правильного контакта нужно, во-первых, не бросать контакт, во-вторых, тянуть и толкать всем телом, и в-третьих, не додавливать и не перетягивать. Смысл контакта заключается не в борьбе партнеров. Тогда, их даже и назвать-то так было нельзя. Контакт – это всегда помощь друг другу. Гармоничное сосуществование. Только при таком взаимодействии возможно появление третьего – чего-то такого, что объединяет партнеров, но одновременно, не дает им смешиваться.
  9. Ко всем этим«правилам» каждый должен прийти со временем, определяя их для себя по мере того, как занимается сам и наблюдает за тем, как занимаются другие. Если бы человек знал их заранее и старался соблюдать, то сразу бы нарушил первое правило – слушать. Как только включается принудительное следование каким-то правилам, считайте, что всё, что нарабатывается на занятиях, можно смывать в унитаз. Правила одного человека могут отличаться от правил другого, но они должны быть сформулированы естественным образом и для самого себя. Ключевым моментом тут является естественность. Всё, что идет против неё, соответственно – неестественность, дискомфорт, угнетение, сомнения, всё это ничего хорошего не принесет и противоречит первоначальному замыслу любых практик такого рода. Поэтому не стоит придумывать себе каких-то постулатов, которые будут требовать беспрекословного следования. Принуждение только уводит дальше. Всё это должно придти со временем, без каких-либо усилий, т.к. это своего рода результат того, что вы делали всё это время. Всё, что вы заметили – ваше. Всё, что вы пропустили через себя – ваше. Но всё, что вы придумали просто так или взяли «с потолка», или прочитали, или может быть, вам кто-то сказал – не имеет абсолютно никакого отношения к вам. Важность имеет только то, что пришло естественно.